Страшилки

Дмитренко Алексей Петрович

маммолог, онколог 

Так люди загоняют себя в угол… Слабонервным читать не рекомендуется. Описанные ситуации взяты из моей практики и, к сожалению, регулярно повторяются. Пусть же чужой опыт да поможет кому-нибудь.

 

СТРАШИЛКА №1

Женщина прошла обследование. По результатам обследования врач сообщает, что опухоль в молочной железе является злокачественной опухолью и нужно обязательно лечиться. Женщина задумавшись и тихо проговаривая «Может быть… может быть…», уходит домой. Дома женщина замыкается в себе, никому ничего не говорит. Таится, а про себя думает: «А может, ошиблись? А может, оно само пройдёт?». Прикладывает к молочной железе капустный лист, винегрет засыпает в бюстгальтер – «…Оно же, вроде, помогает…». По прошествии некоторого времени на приём к врачу спешат уже близкие и родственники этой женщины. Ведь она «почему-то ведёт себя как-то не адекватно»: облегчается посередине квартиры и выбрасывает вещи с балкона. По рекомендации врача женщина с помощью родственников и надеждой на лучшее будущее проходит обследование. Но метастазы в головной мозг и легкие шансов не оставляют… Всё нужно делать своевременно.

                    

СТРАШИЛКА №2

На приёме онколог-маммолог сообщает женщине деликатно и мягко (ах, как бы случайно не ранить!), что у неё «подозрение на злокачественную опухоль молочной железы» и нужно правильно лечиться. Но женщина не понимает (или делает вид) и не считает, что ей нужно лечиться! Тогда женщине прямо говорят, что у неё рак. Реакция женщины сногсшибательна: «Всё равно умирать, поэтому и лечиться бессмысленно»… Женщина ожидала, что она уже завтра умрёт. «Раз у меня рак, то уже завтра, в крайнем случае, послезавтра, я умру», – с железной логикой рассуждала женщина. И никто не смог уговорить женщину лечиться… Нет, она не умерла ни завтра, ни послезавтра, ни через год. Она живёт. Живёт с семьёй своей дочери. Только семья дочери на грани распада, так как домочадцы уже не могут выносить зловоние гниющей опухоли, которое пропитало воздух дома, мебель, стены, вещи. И никто из хирургов не берётся её оперировать, так как теряют сознание от запаха, да она и не хочет. Боится. У некоторых не хватает мужества сделать хоть какой-то шаг…

                              

СТРАШИЛКА №3

Семейная чета привела на приём онколога пожилую и, по-видимому, серьёзно болеющую  родственницу. Осмотрев пациентку, и, имея какие-то предположения, врач рекомендует обследование. Выйдя из кабинета онколога, пациентка заявляет родственникам, что «ничего она уже не хочет и её уже ничего не беспокоит,  что от всего она устала» и требует сейчас же отвезти её домой. Слабо поуговаривав родственницу, сопровождающие, оправдывая  себя, что «со своей то стороны они всё и так сделали», а про себя порадовавшись, что «не будет возни», все вместе отправляются домой.  Проходит время…  И вот на приёме онколога та же семейная чета. Они очень взволнованы и наперебой требуют что-нибудь сделать! Ведь оказалось, что «обследоваться мама категорически отказалась, и всё шло как будто бы неплохо, но вот как месяц она вообще с кровати не поднимается из-за сильных болей во всём теле и очень настойчиво требует от родственников себя исцелить».  Но «исцелить» врачи не могут, так как диагноза нет. И необходимые исследования провести теперь уже не возможно. Онкологи не ясновидящие и по ауре диагноз не ставят. А поставить диагноз онкологический – большая ответственность, требует обоснованности, так как связан он с наркотиками. Поэтому в тяжелом положении семейная чета. Мечутся они без диагноза, нет единодушия в поликлинике и нет покоя дома от стонущей родственницы…  Всё нужно делать своевременно. С диагнозом и наркотиками всем было бы значительно легче.    

                          

СТРАШИЛКА №4

Вот прошло 3 года, как женщина завершила лечение по поводу рака молочной железы. Всё позади. Многое уже забылось. Смелее уже смотрится в будущее. К тому же есть и пенсия по инвалидности. «Вот только, по-видимому, зря я целых два года выбирала соцпакет вместо денег», - размышлениями мучила себя женщина. «Целых два года каждый месяц 700-800 рублей теряла!», - укоряла она себя. «От соцпакета и льгот отказываюсь!», - решение принято, заявление написано. Через несколько месяцев при обследовании у женщины неожиданно выявляются множественные метастазы в позвоночник и другие кости. Но онколог спокоен, ведь есть лекарство, которое эффективно блокирует эти метастазы. Рука уже тянется к выписке рецепта на так необходимое лекарство…  Но, как же так! Женщины нет в базе. «Я отказалась от льгот…», - обреченно вздыхает пациентка, уже понимая, какую серьёзную ошибку она совершила. «Может быть, я пока буду покупать это лекарство в аптеке!», - по пути домой думала она. Но это лекарство стоит от 5 до 12 тысяч рублей, и вводить его нужно ежемесячно пожизненно. Вернуть «льготу» можно будет ещё очень не скоро. Семейного бюджета надолго не хватило.  Компрессионный перелом позвоночника, из-за разрушенного метастазом позвонка, обрекает женщину на пожизненный постельный режим без надежды на восстановление…  Всё могло быть иначе. Иллюзия благополучия привела к преждевременным и неоправданным поступкам.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

 

ЧИТАТЬ ЕЩЁ:

•   Будем жить!

•  Как уберечься от рака молочной железы

•  После рака груди

•  Если всё же рак... Желающим сохранить грудь рекомендуется

•  Невидимые руками опухоли молочных желез

•  Пункция. Мифы и реальность

•  УЗИ молочных желез. Есть нюансы

•  "Запущенный рак" груди. Как такое случается?

 

 

Предыдущая Заметки Следующая